Сэнъю

Файл: Сэнъю.mp3
Размер:  3,09 МБ
Битрейт:  64 кбит/с
Длительность:  6:45 с
mashimo_hisen_memorial_stone.jpg
Мемориальный камень с выгравированной на нём первой строкой песни

Сэнъю (戦友 Sen'yū, «Боевой товарищ») — песня времён русско-японской войны (1904—1905), возможно, наиболее популярная из всех, созданных в те годы12. В песне лирический герой, солдат японской императорской армии, горюет о смерти своего друга в бою.

«Сэнъю» была написана в сентябре 1905 года, сразу после окончания войны. Автором слов был Хисэн Масимо, учитель начальной школы в Киото. В песне он отразил военный опыт одного из своих родственников. Мелодию создал Кадзуоки Миёси, преподаватель музыки в той же школе3. Песня изначально предназначалась не для солдат, а для школьников, и пели её главным образом дети региона Кансай (исторический регион, включавший Киото и Осаку), но уже около 1910 года распространилась по всей стране и стала популярной среди взрослых4. После смерти Масимо его учениками был установлен мемориальный камень перед буддийским храмом Рёсё-ин (良正院) в Киото. На камне выгравировали первую строку песни. Гравировку сделал генерал-майор Тадаёси Сакураи (桜井忠温)5, автор мемуаров об осаде Порт-Артура под названием «Живые снаряды» (肉弾 Nikudan).

Помимо основных 14 куплетов, у «Сэнъю» имелось длиннейшее продолжение, где говорилось о том, как похоронивший друга солдат через многие годы после войны воздвиг в честь погибшего товарища кенотаф. Вся песня состояла примерно из 150 куплетов, исполнение которых занимало более получаса, но обычно пели только первые 14 или меньше куплетов. В целом же «Сэнъю» была написана в стиле средневековой баллады о самурайских военных подвигах (軍記物 gunkimono), воспевавшей доблесть, верность, преданность и другие качества настоящего благородного воина46. Традиции сложения таких баллад были ещё не совсем забыты в Японии начала XX века, а новые войны обеспечивали авторов свежим материалом для песен. Новые баллады создавались в основном по мотивам трагических событий, что тоже было в обычае японцев, у которых особой любовью пользовались песенные сказания о поражении и трагическом конце героев. Черты традиционных сказаний можно найти как в «Сэнъю», так и в другой особо длинной песне, «Подполковник Татибана» (橘中佐 Tachibana-chūsa)6.

Поскольку песня легко может быть воспринята как антивоенная7, ультраправые радикалы предлагали запретить её как деморализующую4. Сначала они ограничились исправлением строки «хоть военная дисциплина и суровая» (軍律嚴しき中なれど gunritsu kibishiki naka naredo) на «хоть кругом и вился пороховой дым» (硝煙渦巻く中なれど shōen uzumaku naka naredo)8, но в годы второй японо-китайской войны (1937—1945) действительно запретили исполнять песню1, хотя солдаты продолжали петь её неофициально. Газета «Асахи симбун», впрочем, упоминала в 2003 году, что на самом деле «Сэнъю» создавалась как песня о захватнической войне и пафосно восхваляла смерть в бою3.

Текст

ОригиналТранскрипцияПеревод
此處は御國を何百里Koko wa o-kuni wo nanbyaku riЗдесь, в Маньчжурии,
離れて遠き滿洲のHanarete tōki Manshū noУдалённой от родины на сотни ри1,
赤い夕陽に照らされてAkai yūhi ni terasareteПод освещённым красным закатным солнцем
友は野末の石の下Tomo wa nozue no ishi no shitaПростым могильным камнем [лежит] мой друг.
 
思へば悲し昨日までOmoeba kanashi kinō madeГрустно думать, [что ещё] до вчерашнего дня
真っ先驅けて突進しMassaki kakete tosshinshi[Он,] впереди [всех] стремительно мчась на лошади,
敵を散々懲らしたるTeki wo sanzan korashitaruЯростно преследовал врагов.
勇士は此處に眠れるかYūshi wa koko ni nemureru kaДаже и не верится, что [этот] отважный воин лежит здесь.
 
嗚呼戰の最中にAa tatakai no saichū niУвы, в разгаре битвы
鄰に居ったこの友のTonari ni otta kono tomo noМой друг, находившийся рядом со мной,
俄にはたと倒れしをNiwaka ni hatato taoreshi woВдруг упал как подкошенный,
我は思はず驅け寄ってWare wa omowazu kakeyotteИ я, не задумываясь, кинулся к нему.
 
軍律嚴しき中なれどGunritsu kibishiki naka naredoХоть военная дисциплина и суровая,
是が見捨てゝ置かれうかKore ga misutete okaryō kaРазве я мог его оставить?
「確りせよ」と抱き起し"Shikkari seyo" to dakiokoshiЯ обнял его и приподнял, [крича]: «Держись!»,
假繃帶も彈丸の中Karihōtai mo tama no nakaИ перевязал его под обстрелом.
 
折から起る吶喊にOri kara okoru tokkan ni[Но] в этот момент прозвучал сигнал к атаке,
友は漸う顏上げてTomo wa yōyō kao agete[И] товарищ с трудом поднял голову:
「御國の爲だ構はずに"O-kuni no tame da kamawazu ni«Ради нашей родины, оставь меня
後れて呉れな」と目に涙Okurete kure na" to me ni namidaИ не задерживайся», — сказал он со слезами на глазах.
 
後に心は殘れどもAto ni kokoro wa nokoredomoПосле этого душа моя осталась с ним,
殘しちやならぬ此の體Nokoshicha naranu kono karadaА вот тело должно было идти дальше.
「それぢや行くよ」と別れたが"Sore ja yuku yo" to wakareta ga«Ну, я пошёл», — сказал я и покинул своего друга,
永の別れとなつたのかNaga no wakare to natta no kaИ к сожалению, расстались мы с ним навечно.
 
戰濟んで日が暮れてTatakai sunde hi ga kureteБой закончился, смеркалось,
探しに戻る心ではSagashi ni modoru kokoro de waЯ вернулся назад, желая отыскать [друга],
どうぞ生きて居て呉れよDōzo ikite ite kure yo«Пожалуйста, окажись живым
物等言へと願ふたにMononato ie to negōta niИ скажи мне что-нибудь», — молился я.
 
空しく冷えて魂はMunashiku hiete tamashii waНо его безжизненное тело уже остыло, а дух
故鄕へ歸つたポケットにKuni e kaetta poketto niВернулся в родные края, и в кармане товарища
時計許りがコチコチとTokei bakari ga kochikochi toТолько часы ходят,
動いて居るも情無やUgoite iru mo nasake nayaБезжалостно тикая.
 
思へば去年船出してOmoeba kyonen funade shiteПомню, в прошлом году, как отплыли [мы] на корабле,
御國が見えず爲つた時O-kuni ga miezu natta tokiИ скрылась из глаз родимая сторона,
玄界灘に手を握りGenkai-nada ni te wo nigiriНаходясь в море Гэнкай2, мы пожали друг другу руки
名を名乘つたが始めにてNa wo nanotta ga hajime ni teИ познакомились, назвав [каждый своё] имя.
 
それより後は一本のSore yori nochi wa ippon noА потом и сигарету одну
煙草も二人分けて喫みTabako mo futari wakete nomiНа двоих делили,
着いた手紙も見せ合ふてTsuita tegami mo miseōteИ письма пришедшие показывали друг другу,
身の上話繰り返しMinouebanashi kurikaeshi[И] много раз рассказывали о себе.
 
肩を抱いては口癖にKata wo daite wa kuchiguse niОбняв [меня] за плечи, [он] обычно говорил:
どうせ命はないものよDōse inochi wa naimono yo«Всё равно когда-нибудь мы погибнем,
死んだら骨を頼むぞとShindara hone wo tanomu zo toКогда я умру, позаботься о моих останках».
言い交はしたる二人仲Iikawashitaru futari nakaТакое вот у нас было взаимное обещание.
 
思ひもよらず我一人Omoi mo yorazu ware hitoriЯ и не думал, но моя
不思議に命永らへてFushigi ni inochi nagaraeteЖизнь чудесным образом продолжается,
赤い夕陽の滿洲にAkai yūhi no Manshū ni[А вот своему] другу под красным солнцем Маньчжурии
友の塚穴掘らうとはTomo no tsukaana horō to waЯ копаю могилу.
 
隈無く晴れた月今宵Kumanaku hareta tsuki koyoiПод прояснившимся этой ночью лунным небом
心染み染み筆執ってKokoro shimijimi fude totteС искренним сердцем я беру кисть
友の最期を細々とTomo no saigo wo komagoma toИ подробно описываю смерть друга
親御へ送る此の手紙Oyago e okuru kono tegamiВ письме его родителям.
 
筆の運びは拙いがFude no hakobi wa tsutanai gaКисть [моя] двигается неуклюже,
行燈の陰で親達のAndon no kage de oya-tachi no[И как подумаю о] чувствах [его] родителей, при свете бумажного фонаря
讀まるゝ心思ひ遣りYomaruru kokoro omoiyariЧитающих [письмо, так] сочувствую [им],
思はず落とす一雫Omowazu otosu hitoshizuku[И] невольно [по щеке] скатывается капля.

Пояснения к тексту

  • 1. Ри — старая японская мера длины, 3,927 км. В настоящее время японцы пользуются системой СИ.
  • 2. Море Гэнкай — японское название юго-западной части Японского моря. Префектуры Фукуока и Сага на северном побережье острова Кюсю имеют выход к этому морю.

Примечания

  • 1. a. b. Satoshi Sugita Cherry blossoms and rising sun: a systematic and objective analysis of gunka (Japanese war songs) in five historical periods (1868-1945), thesis for Ohio State University, 1972, p. 34
  • 2. Reinhard Zöllner. Geschichte Japans: Von 1800 bis zur Gegenwart. UTB, 2006. ISBN 9783825226831. S. 292
  • 3. a. b. 柳路夫「『戦友』はどんな軍歌か」銀座一丁目新聞2003年(平成15年)6月1日号 (копия в архиве интернета)
  • 4. a. b. c. Takeshi Kodama Popular Song of the Meiji Era: A Study of Hayariuta and the Nature of Their Popularity Based on Song Collections in the Kindai Digutal Library, thesis for University of New England, 2010, p. 124
  • 5. 柘植久慶「戦乱の都・京都: 日本の歴史はここで動いた」 PHP研究所, 2009, ISBN 9784569709741, стр. 252
  • 6. a. b. Junko Oba To Fight the Losing War, to Remember the Lost War: The Changing Role of Gunka, Japanese War Songs in Richard King Global Goes Local: Popular Culture in Asia, 2002, UBC Press, ISBN 9780774808750, p. 230—231
  • 7. Emiko Ohnuki-Tierney Kamikaze, cherry blossoms, and nationalisms: the militarization of aesthetics in Japanese history, 2002, University of Chicago Press, ISBN 9780226620916, p. 131
  • 8. 厭戦の歌「戦友」 京都府生活協同組合連合会 (копия в архиве интернета)
Качество: 
Average: 4.2 (6 votes)

Добавить комментарий

Материалы сайта частично доступны по лицензии CC-BY-SA (подробнее...)